Мак-Вильямсы и автоматическая сигнализация от воров

15 сентября 2007  |  Литература





Сперва беседа текла легко и плавно. от погоды мы перешли к видам наурожай, от видов на урожай -- к изящной словесности, от изящной словесностик сплетням, от сплетен к религии. Потом, сделав рывок, мы каким-то образомзавели речь об автоматической сигнализации от воров и тут мистер Мак-Вильямсначал горячиться. Когда я вижу, что мистер Мак-Вильямс горячится, я сразуумолкаю и даю ему излить свои чувства. Вот что он рассказал мне, с трудомсправляясь с охватившим его волнением:

-- Что касается автоматической сигнализации от воров, мистер Твен, я недам за нее ломаного гроша. Сейчас я вам расскажу -- почему. Когда постройканашего дома шла к концу, выяснилось, что у нас осталось немножко денег, --уж не знаю, как водопроводчики их проморгали. Я хотел пожертвовать этиденьги на спасение язычников, -- у меня всегда была слабость к язычникам, --но миссис Мак-Вильямс заявила, что хочет поставить в доме сигнализацию отворов. Пришлось пойти на компромисс. Видите ли, если мне хочется одного, амиссис Мак-Вильямс другого и мы решаем поступить так, как хочется миссисМак-Вильямс, -- а мы всегда решаем только так, -- это называется у нас"пойти на компромисс". Так вот, приехал специалист из Нью-Йорка, установилсигнализацию, взял триста двадцать пять долларов и отбыл, заверив нас, чтотеперь мы можем спать спокойно. И действительно, мы спали спокойно околомесяца. Однажды ночью запахло дымом, и я получил приказ встать и выяснить, вчем дело. Я зажег свечку, пошел к выходной лестнице и встретил тамграбителя, который уносил корзину с нашей оловянной посудой (в темноте онпринял ее за столовое серебро). Он курил трубку.

Я сказал:

-- Друг мой, мы не разрешаем курить в комнатах, Он ответил, что впервыев доме и не знает, какие у нас правила. Он добавил, что бывал в домах нехуже нашего и ни разу никто не запрещал ему курить в комнатах, Он сказалтакже, что, насколько ему известно, подобные правила вообще не относятся кграбителям.

Я сказал:

-- Если так, курите на здоровье, хотя я лично сомневаюсь, что вправилах, которым подчиняется даже епископ, нужно делать исключения дляграбителя. Поступать так -- значило бы подрывать нравственность. Однакоближе к делу. Как вы смели залезть в дом тайным, недозволенным образом, недавши сигнала против воров?

Он заметно смутился и сказал виновато:

-- Тысяча извинений! Я не знал, что у вас установлена сигнализация отворов, а то непременно воспользовался бы ею. Умоляю вас никому нерассказывать о моем проступке, у меня старики родители, и если они узнают,сколь грубо я нарушил священные традиции нашей христианской цивилизации, этоможет роковым образом ускорить их переход из сей земной юдоли в великие ибескрайние просторы вечности. Нет ли у вас спички?

Я сказал:

-- Ваши чувства делают вам честь. Впрочем, если позволите критическоезамечание, метафоры вам не даются. Чиркать о подметку бесполезно, эти спичкизагораются, только когда вы чиркаете о коробок, да и то реже, чем хотелосьбы. Вернемся к нашему разговору. Как вы сюда попали?

-- Через окно на втором этаже.

Он не врал. Я выкупил у него оловянную посуду по ценам ломбарда безскидки, пожелал ему спокойной ночи, запер за ним окно и отправился сдокладом к фельдмаршалу. Наутро мы вызвали специалиста из Нью-Йорка. Онприехал и разъяснил нам, что сигнального звонка не было потому, чтосигнализация проведена только на первом этаже. Ничего глупее я в жизни неслышал. Это все равно что идти в бой, надев латы только на ноги. Специалистпровел автоматическую сигнализацию от воров на втором этаже, получил своитриста долларов и удалился.

Немного спустя, проходя ночью по дому, я встретил на третьем этажеграбителя, который, нагрузившись нашим добром, готовился спуститься поприставной лестнице. Сперва я решил пробить ему череп бильярдным кием, нопотом, увидев, что вор занимает позицию между мной и стойкой для киев, счелболее правильным пойти на соглашение. Я выкупил у него наши вещи поузаконенной таксе минус десять процентов за пользование хозяйской лестницей.Наутро мы снова послали за специалистом и за триста долларов провелисигнализацию на третьем этаже.

К этому времени наш сигнализационный указатель достиг неслыханныхразмеров. Это был щит на сорок семь "точек", с обозначением всех комнат ипечных труб в доме. Его можно было принять за гардероб средней величины. Визголовье нашей кровати был установлен сигнальный гонг размерами сумывальный таз. Из дому к спальне кучера в конюшне шел электрический провод,а над подушкой у кучера висел второй гонг, не менее внушительного вида.

Теперь все было в порядке, если не считать небольшого упущения: ровно впять часов утра, когда кухарка открывала кухонную дверь, чтобы растопитьплиту, гонг начинал звонить. Когда это случилось первый раз, я решил, чтонастало светопреставление. Не думайте, что я пришел к этой мысли лежа впостели. При первом же ужасающем звуке гонга вы вылетаете из постели инесетесь по дому, как вихрь, пока не врежетесь в стенку. После этого вассловно скручивает, и, пока кто-нибудь не захлопнет кухонную дверь и невыключит сигнализацию, вы извиваетесь всем телом, подобно пауку, попавшемуна горячую вьюшку. Если хотите знать мое искреннее мнение, на свете нетдругого звона, который хоть отдаленно напоминал бы звон этого гонга.

То, что я вам описал, происходило каждый божий день ровно в пять часовутра и обходилось нам всякий раз в три часа мучительной бессонницы, потомучто сказать об этом гонге, что он пробуждает ото сна, -- значит, ничего несказать: он пробуждает тело, и душу вашу, и угрызения совести. Можете бытьспокойны, что, услышав этот звон, вы будете бодрствовать восемнадцать часовподряд, будете так бодрствовать эти восемнадцать часов, как не бодрствовалиеще ни разу в жизни. Однажды посторонний человек скончался у нас на руках, имы ушли к соседям, оставив его тело на ночь в нашем доме. Быть может, выдумаете, что умерший дожидался дня Страшного суда? Нет, сэр, он восстал измертвых ровно в пять часов на следующее утро самым поспешным инепринужденным образом. Я знал это наперед, меня можно было непредупреждать. Он жил потом припеваючи. Получил страховую премию вбесспорном порядке, потому что кончина его была засвидетельствована.

Мы приближались быстрым шагом к могиле -- так истощила нас бессонница.Не оставалось ничего другого, как снова вызвать специалиста. Он приехал,вывел провод за кухонную дверь и установил переключатель, чтобы отсоединятьсигнализацию. На беду, Томас, камердинер, всегда делал одну и ту жекрошечную ошибку: вечером, идя спать, он отключал сигнализацию, а утром, какраз к приходу кухарки, включал ее, -- и с первым же ударом гонга мы опятьпроносились по дому, выдавливая стекла на своем пути. К концу недели сталоясно, что переключатель -- это ловушка для простофиль. Попутно выяснилосьтакже, что у нас в доме обосновалась целая банда грабителей. Они поселилисьне с тем, чтобы нас грабить, -- к этому времени дом уже был почти пуст, -- ачтобы скрываться от полиции. Сыщики шли за ними по пятам, и они здраворассудили, что в доме, оборудованном самой усовершенствованной сигнализациейот воров во всей Америке, их будут искать в последнюю очередь.

Ничего не оставалось, как снова послать за специалистом. На этот разего осенила гениальная идея: он установил переключатель таким образом, что,открывая кухонную дверь, вы в то же время отсоединяли сигнализацию.Гениальность пришлось оплатить сторицей. Что же получилось? Вечером, неполагаясь более на неустойчивую память Томаса, я сам включал сигнализацию,но вслед за тем, как только в доме гасили свет, грабители запросто заходилив кухню и отсоединяли сигнализацию, не дожидаясь прихода кухарки. Мы попалииз огня да в полымя. Месяцами мы не могли приглашать гостей, так как на всехкроватях в доме дремали грабители.

В конце концов я набрел на разумную мысль. Вызванный по моемутребованию специалист отвел сигнализационный провод в конюшню и там жеустановил переключатель. Теперь кучер сам включал и выключал сигнализацию.Новая система работала идеально, мы снова вкусили мир, приглашали гостей инаслаждались жизнью.

Но с течением времени неукротимая сигнализация от воров придумала новыйвыверт. В одну прекрасную зимнюю ночь мы были выброшены из постели страшнымизвуками гонга. Добредши до указателя, мы зажгли газовый рожок и прочиталислово "Детская". Миссис Мак-Вильямс тут же свалилась замертво, я сам струдом сохранил самообладание. Под ужасающий звон гонга я стоял, сжимая вруках дробовик, и ждал, пока встанет кучер. Я знал, что гонг уже поднял егои он выбежит с ружьем, как только оденется. Я выждал, сколько требовалось,прокрался в соседнюю комнату и, выглянув в окно, увидел во дворе смутныйсилуэт кучера, стоявшего с ружьем наизготовку, чтобы стрелять по первомумоему знаку. Тогда я ворвался в детскую и открыл огонь. Кучер выпалилнемедленно вслед за мной, целясь в блеснувшее пламя моего дробовика. Обавыстрела были высоко результативными: я искалечил няньку; кучер опалилволосы у меня на затылке. Мы зажгли свет и вызвали по телефону хирурга.Грабителей в доме не оказалось, все окна были на запоре. В одном, правда, небыло стекла, но виною была пуля кучера. Мы снова стояли перед неразрешимойтайной: гонг забил тревогу в полночь без всякого видимого повода, воры необнаружены.

Специалист прибыл по вызову, как обычно, и разъяснил, что происшедшеебыло "ложной тревогой". Он сказал, что беда невелика, произвел капитальныйремонт сигнализации в окне детской комнаты, получил следуемое вознаграждениеи отбыл.

Что мы вытерпели от "ложных тревог" в последующие три года -- не опишетни одно перо. Первые три месяца я мчался с дробовиком в руках к комнате,обозначенной на указателе, а кучер оказывал мне вооруженную поддержку содвора. Всякий раз выяснялось, что стрелять не в кого и все окна на запоре.На следующее утро мы посылали за нашим специалистом, он ремонтировалпроводку то в той, то в другой комнате, утихомиривал их на недельку-другую иприсылал нам счет примерно такого содержания:

Провод
Изоляторы
Два часа работы
Воск
Лента
Шурупы
Перезарядка батареи
Три часа работы
Шнур
Смазка
Пондовский экстракт
Пружины, по 50 центов штука
Железнодорожные расходы
Итого 19.77

Дело пришло к естественной развязке: после трехсот или четырехсот"ложных тревог" мы перестали обращать на них внимание. Сброшенный с кроватиударом гонга, я не спеша поднимался на ноги, не спеша отключал очереднуюкомнату от сигнализационного провода и шел досыпать. Скажу больше, разотсоединив комнату, я больше не подключал ее вообще и даже не думал посылатьза специалистом. Нетрудно догадаться, что через некоторое время я отсоединилвсе комнаты в доме от сигнализации, и она прекратила свое действие.

Именно в это время, когда мы оказались совсем без защиты, случилосьсамое страшное. Однажды ночью пришли воры и украли сигнализацию от воров --да, сударь, украли ее начисто, целиком и полностью, не забыв ни единоймелочи. Они унесли пружины, звонки, гонги, батареи, полтораста миль медногопровода, не оставили даже самого маленького винтика, чтобы нам было чтопроклинать (я имею в виду: вспоминать с благодарностью).

Получить ее от воров обратно было нелегко, но в конце концов я добилсяэтого -- не бесплатно, разумеется. Представитель фирмы, которая ставила намсигнализацию, заявил, что он рекомендует поставить ее вновь, дополниваппаратуру новейшими усовершенствованиями -- патентованными пружинами вокнах против "ложных тревог" и патентованным часовым механизмом, которыйавтоматически включает сигнализацию вечером и отключает утром. Нампонравилось это предложение.

Пообещав закончить проводку за десять дней, монтеры приступили кработе, а мы уехали на летний отдых. Проработав два или три дня, они тожеуехали на летний отдых. Тогда в дом въехали грабители и приступили в своюочередь к летнему отдыху. Когда к началу осени мы вернулись, дом был пуст,как холодильник с пивом, забытый в помещении, где трудятся маляры. Мыобставили дом заново и спешно послали за нью-йоркским специалистом. Онприехал, закончил проводку сигнализации и сказал:

-- Этот часовой механизм будет подключать сигнализацию каждый вечер вдесять часов и отключать ее утром, без четверти шесть. Все, что от вастребуется, -- это заводить его раз в неделю, остальное он возьмет на себя.

Три месяца мы жили, как в раю. Фирма, разумеется, предъявила огромныйсчет, но я сказал, что оплачу его не ранее, чем уверюсь, что сигнализацияработает безупречно. Я назначил им трехмесячный срок. После этого я оплатилсчет. На следующий день, ровно в десять часов утра, сигнальный гонг загудел,как десять тысяч пчелиных ульев. Ознакомившись с инструкцией, я перевелстрелки на циферблате часового механизма на двенадцать часов вперед ивыключил сигнализацию. Ночью произошла вторая осечка, я передвинул стрелкуеще на двенадцать часов вперед -- на этот раз, чтобы включить сигнализацию.Так шло неделю или две. Потом приехал нью-йоркский специалист и заменилчасовой механизм. В дальнейшем он приезжал менять часовой механизм каждыетри месяца, но делу не помог. С необъяснимым коварством этот механизмвключал сигнализацию днем и отказывался включать ее ночью, а если мывставали с постели, чтобы включить сигнализацию без его помощи, он тут жеотключал ее снова, стоило отойти на два шага.

Такова история нашей автоматической сигнализации от воров. Я рассказалвам все в точности, как было, ни слова не придумал, ничего не преувеличил.Так вот, сударь, проспавши девять лет в одном доме с грабителями, оплачиваявсе эти годы сигнализацию от воров, чтобы оберегать воров, -- оплачивая изсобственного кармана, потому что с них, как вы понимаете, я не получил дажеломаного гроша, -- я пришел к миссис Мак-Вильямс и сказал ей, что сыт, сытпо горло. Заручившись ее согласием, я снял сигнализацию прочь, выменял ее насобаку и пристрелил собаку. Не знаю, как вы, мистер Твен, а я считаю, чтовсе эти сигнализации изобретены специально на пользу ворам. Пожар, бунт игарем взятые вместе -- вот что такое сигнализация от воров, но пожар, бунт игарем имеют наряду с отрицательными чертами и некоторые положительные, асигнализация от воров их не имеет. Будьте здоровы. Мне сходить.

Автор текста: Марк Твен


Код для размещения на форумах или блоге

«